Литературные произведения. Путеводитель



Авторы  А   Б   В   Г   Д   Е   Ж   З   И   Й   К   Л   М   Н   О   П   Р   С   Т   У   Ф   Х   Ц   Ч   Ш   Щ   Э   Ю   Я 
Жанры
фантастика детектив триллер проза драматургия любовная
приключения детская научная документальная поэзия другое

Борис Акунин

Смерть на брудершафт

Жанр: исторический детектив

Начало

Борис Акунин

СМЕРТЬ НА БРУДЕРШАФТ

Автор выражает благодарность Михаилу Черейскому за помощь в работе.

ФИЛЬМА ДЕВЯТАЯ

ОПЕРАЦІЯ «ТРАНЗИТЪ»

Предапокалиптическое

ОПЕРАТОРЪ Г-НЪ И. САКУРОВЪ

Демонстрація сопровождается революціонными пЂснями сочиненія тапёра г-на Б. АКУНИНА

ПЕРЕД СЕАНСОМ

7 апреля. Цюрих

По новой американской моде перед основным сеансом в качестве бесплатного «бонуса» (тоже заокеанское словечко) крутили кинохронику.

Билет был самый дешевый, за 50 раппенов, на балконе и сбоку. Поверх кепи и котелков чертовых швейцарцев, которые еще со времен Вильгельма Телля чувствуют себя неуютно с непокрытой головой, Зепп видел лишь верхнюю половину экрана. Не то чтоб его сильно занимала программа. Он взял билет в «Ориент-синема» скоротать время до условленного часа. Опять же нет лучше способа уйти от слежки, нежели когда выскальзываешь из темного зала во время сеанса. Вряд ли какая-либо из местных агентур обратила внимание на пролетария в потертой одежде, но, как говорят русские, береженого Бог бережет.


Середина

— Ин-тер-вью… — пробормотал Алексей, присовокупив нехорошее слово.

Ну понятно. Перед прессой красуемся.

— Что, господин офицер? — удивилась солдат (нет, так тоже не скажешь). — Извините, я не расслышала.

— Как вас называют? Не «солдат», не «солдатка». Вы сами как себя называете?

— Мы «ударницы». Ведь мы — Ударный батальон Смерти.

— Спасибо, что не «смертницы»…

Бочка

Фотограф полыхнул магнием, поймав хороший ракурс: толстуха в офицерском френче картинно оперлась кулаком о монументальное бедро, а щекастую физиономию с носом-кнопкой гордо задрала кверху.

Хоть на груди (большущей, непонятно как втиснувшейся в военную форму) сверкали начищенные кресты и медали, баба-прапорщик произвела на Алексея неприятное, даже отталкивающее впечатление. Вся она была каким-то издевательством, глумлением и над боевыми наградами, и над честью мундира. Лицо плоское, грубое, глаза с поросячьими ресницами, голос прокуренный — и видно за двадцать шагов, что вся исполнена сознанием свое.....


Конец

Товарищ Ковтюх догнал его и, как велено, сурово сдвинул брови, хоть сердце и опустилось в самые подметки.

С серо-зелеными командир потолковал минуту или, может, две — черт знает, о чем, но только выглядело это так, будто он на германцев наседает, а они оправдываются или даже винятся.

Наконец хромовый объяснил:

— Это нас встречают товарищи из солдатского комитета. Недоразумение у них случилось. Офицер из штаба корпуса под дулом револьвера заставил артиллеристов огонь открыть. Извиняются они. А чтоб мы на них зла не держали, оставляют нам все орудия со снарядами. Им дома пушки не понадобятся. Но винтовки с пулеметами они не отдадут, потому что в Германии тоже революция и своя контра имеется. Как, товарищ председатель, устраивает твой ревком такая компенсация или нет?

Что такое «компенсация», Ковтюх знал неотчетливо, однако важно, будто с неохотой, кивнул.

Немцы обрадовались. Давай его по плечам хлопать, руку жать. «Камарад, камарад». Позвали выпить-закусить — это было и без перевода понятно: по кадыку себя щелкали, в рот кулаком пихали, подмигивали.


Список книг автора